Современный образовательный вызов: от нового ликбеза к обновленному профессионализму

Во введении к документу “Методология и критерии оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся” отмечено: “Как и многие другие образовательные системы в мире российское образование сталкивается с современными вызовами, обусловленными высокими темпами развития технологий. Необходимость учитывать эти вызовы и решать возникающие в этой связи проблемы является важным фактором, определяющим приоритетные направления развития российского образования как единой системы.”[1] Таким образом,  ставя на повестку дня вопрос о вызовах в образовании, мы учитываем и отмечаем правомерность выделения вышеприведенного фактора — высокие темпы развития технологий — в качестве первого вызова.

Вызов  второй — человек, постепенно передавая искусственному интеллекту функции анализа  и принятия решений, снижает требования с себе самому как разумному творению Вселенной.  

Кроме того, в контексте вышеупомянутого вызова, следует предостеречь, что на концептуальном уровне через информационные сети и через образование внедряются технологии снижения потенциала человека. “В соцсетях действует ряд заложенных программистами алгоритмов, которые влияют на поведение пользователей.  Например, внедряется хаотический, клиповый образ мышления за счет непрерывной подачи в социальной сети краткой, быстрой, эмоциональной и малосодержательной информации. Регулярное погружение пользователя в подобный информативный поток ведет к атрофии у него мышления и невозможности формирования систематического взгляда на окружающий мир. В изуродованный мозг легко вкладывается нужное администрации соцсети содержание, пусть даже оно противоречит базовым интересам пользователя”[2]. Автор вышеприведенной цитаты, известный российский ученый проф. Черниговская, кроме того, отмечает, что ..”люди должны работать головой, это спасает мозг. Чем больше он включен, тем дольше сохранен. Наталья Бехтерева написала незадолго до ухода в лучший мир научную работу «Умные живут долго». А в связи с  угрозой потери человеком своего  преимущества перед компьютером ученый  предупреждает о необходимости   тренировать понимание, а не запоминание[3].

Вызов третий — современное отечественное образование выведено в настоящее время за рамки единого экономического процесса. Оно функционирует в качестве самостоятельной и даже самодостаточной сферы. Такое положение привело к утрате ее практической ориентированности. Образовательная сфера во многих направлениях своей деятельности оказалась близка к потере предписанного ей смыслового предназначения.

Отчуждение от решения экономических задач можно, например,  проиллюстрировать следующим утверждением участника Всероссийского Форума “Национальная система квалификаций России (2-30 ноября 2022 года,  г. Санкт Петербург): “Профориентацию формируют не технологии, а запросы молодежи.”[4]

Нет необходимости останавливаться на доказательстве того, что для построения единой системы образования нужно теоретико-методологическое обоснование и проектирование возможных моделей его развития. Предшествующая уходящая   модель пришла на волне постмодернизма под лозунгом гуманизма и рыночной экономики.  В результате чего в образовании появилась следующая трактовка понятия “парадигма”: “Образовательной парадигмой является совокупность теоретических предпосылок, которые определяют варианты подходов к построению процесса образования и непосредственно образовательную практику (разработку педагогических заданий, стилей взаимодействия между участниками). На первый взгляд, она является частью научной парадигмы, но не стоит забывать, что образовательная парадигма отражает непосредственно личную философию педагога, создающего процесс образования”[5].  Результаты нового взгляда на педагогику в нашей стране открыли возможности проникновения в образовательную  практику авторских методик и подходов, не прошедших необходимые этапы научно- методологической экспертизы, апробации и адаптации.  Обращают на себя внимание неодинокие факты “протаскивания” в социальную и образовательную практику “научной” аргументации о предопределенности деятельностного места человека особенностями его нейроэндокринной и психической структуры  уже в детском возрасте. … Такие особенности и способности, как известно, не статичны, а в процессе жизни могут изменяться, как в процессе личностного роста, под воздействием социальной среды, а также особенно под воздействием кризисных обстоятельств, чему есть много подтверждений. Существуют инициативы по формированию гармоничного общества, которые намерены организовать “тестирование” взрослых людей и определение их на соответствующие места («по способностям»).  Авторы таких подходов, возможно, не учитывают того, что человек обладая свойством свободной волей и способностью абстрактно мыслить не может и не должен в  демократическом социальном государстве становиться объектом экспериментальных авторских подходов.   Отмеченное можно было бы выделить в качестве четвертого вызова. При этом нужно учесть, что на сегодняшний день психическая деятельность человека изучена не достаточно. В частности, человеческое мышление определяется в конкретный момент его проявления доминированием одной из так называемых мозговых составляющих (головной мозг, спинной мозг, нейроноподобные образования в районе желудка). В зависимости от того, какой из трех приведенных «мозгов» доминирует конкретный человек может проявлять себя в одной из трех ипостасей: человек разумный, животное, или растение (овощ). Эти особенности человека тщательно изучались и прошли эмпирическую проверку в нацистках концлагерях.

Совокупность приведенных вызовов порождает в свою очередь пятый обобщенный вызов — необходимость роста ответственности интеллектуальной элиты за настоящее и будущее страны. Причем эта ответственность должна доминировать над личностными устремлениями и амбициями. В противном случае вместо проектного конструктивизма и устойчивого развития мы получим социальную хаотизацию, создаваемую этой же интеллектуальной элитой.

Вместе с тем, исходя из взаимообусловленности и взаимосвязи всех выделенных вызовов, важно обозначить принципиальную возможность формирования новой деятельностной парадигмы в образовании, где будут учтены все вызовы и потребностям личности и общества. 

При переходе на новую деятельностную образовательную парадигму (см. примечание)[6],  важно исходить из того, что человек, обладающий сознанием, имеет преимущество не только перед животным миром, но и перед носителями искусственного интеллекта — способностью прогнозировать будущее и решать задачи целеполагания, которые в принципе нельзя передавать машине.

Деятельностная модель в образовании предполагает также решение стратегической задачи воспитания нравственной и ответственной личности, вооруженной знаниями и способной решать все задачи, стоящие перед человеком.  Исходя из этого, в новой парадигме образования профессионализм важно соотносить с двумя его основными составляющими: универсализм и узкая специализация. Для их распределения  и сопоставления в целостной системе нужно основание не ниже философского уровня общности.  Здесь не обойтись без рассмотрения понятия «знание», которое  ранее рассматривалось как  отражение действительности в сознании человека, но по мере появления сегмента экономики по управлению знаниями,  было адаптировано под его потребности.

Однако  современного понимание управления знаниями, — “распространение и поиск опыта людей и актуальной информации в среде связанных между собой людей или групп людей”[7] не может служить основой для  построения требуемой модели.

В энциклопедическом словаре Webster определение знаниями (knowledge) приводится следующее:

1) понимание, приобретаемое фактическим опытом (например, знание плотницкого ремесла) —  прим.:  специальное знание. 

2) а: состояние осведомленности о чем-то или обладание информацией — прим.: понимание

б: диапазон информированности или осведомленности — прим.  кругозор

3) акт понимания: ясновосприятие истины. — прим. феномен появление эмерджентного свойств личности на пересечении личных способностей, образования, интуиции без предъявления требования к проверке истинности транслируемого знания 

4) нечто понятое и держащееся в уме — прим.  культурное наследие, накопленное воспроизводимое на подсознательном уровне”.[8]

Авторы приведенной публикации кроме-того отмечают, что информации так много, что мы оказываемся неспособными использовать ее. Знания — это сегодняшняя валюта. Организации, способные работать с уже имеющимися у них и получаемыми в процессе работы знаниями, будут «на коне» в XXI веке”.  Такое понимание управления знаниями остается востребованным и не подвергается сомнению.

Как можно увидеть даже из вышеприведенного современное понимание управления знаниями характеризуется разнобоем и разночтением и не позволяет прийти к взаимопониманию и скоординированной совместной деятельности.

Вместе с тем человечество очередной раз сталкивается с «кризисом познания», который  из теоретических представлений перешел в практическую фазу негативного воздействия на все сферы жизнедеятельности человека. Непринятие мер в контексте управления знаниями угрожает цивилизации глобальными экономическими, геополитическими, техногенными катастрофами.  Кроме того, важно признать бессмысленность процесса поглощения информации  без  ее укладки в определенную  систему.

В этой связи уместно вспомнить предупреждение крупнейшего представителя  критического реализма Герберта Уэллс (1866 – 1946 гг.): «Огромное и все возрастающее богатство знаний разбросано сегодня по всему миру. Этих знаний, вероятно, было бы достаточно для решения всего громадного количества трудностей наших дней – но они рассеяны и не организованы. Нам необходима очистка мышления в своеобразной мастерской, где можно получить, сортировать, суммировать, усваивать, разъяснять и сравнивать знания и идеи»[9].   Очевидно, что знания и раньше были разбросаны, но с появлением интернета   возросла хаотизация и оно представляет собой набор системно не связанных пазов из разных картин.  Причем,  доступ к информации создает впечатление ее множественности.

Для выхода из этого кризиса человек должен позаботиться  не только о систематизации знаний, но и  соблюдении требования  хронотопности по отношению к знаниям, которые применяются для достижения практических целей, в первую очередь, предполагающих социальные изменения. 

«Мир разума для человека имеет особое значение в силу того, что знание представлено в сознании как «я знаю», соответственно, процесс познания выступает процессом понимания, а сам факт понятого – смысл – является продуктом познания и познанного. В отличие от физических объектов и простейших биологических организмов, человек обладает активным сознанием, ощущает, чувствует, переживает, находится в непрерывном потоке сознания, в ментальном пространстве, позволяющем ему получать обратную связь о собственном существовании. Мысль, выраженная Декартом, относительно этого – «мыслю, следовательно, существую» – метафорично отражает сущность данного процесса.”[10]  Однако понимание  как отражение действительности в сознании человека  не может приравниваться к  знанию как продукту социального уровня.  В логике системных обоснований существенно меняются критерии истинности и способы аргументации, на основе которых делаются системно значимые выводы.

Если возвратиться к  приведенному выше первому вызову в образовании, связанному со сменой технологического уклада, то при построении ее новой модели  и формировании  новых принципов профессионализма важно осознавать необходимость повышения планки “ликбеза”.  На каждом уровне социально-экономического развития нужен свой иерархически более высокий по отношению к предыдущему этапу ликбез. Причем, он должен касаться всех: от рядовых граждан до высокопоставленных администраторов и авторитетных ученых. Это требование обусловлено наличием иерархических переходов в процессах развития. А именно такой иерархические переехал наблюдается в настоящее время.

Научно-технический прогресс идёт своим путём и среднестатистический человек не ориентируется, какие требования предъявляются  к нему, как к активному гражданину, работнику, участнику социальных изменений и преобразований. Если в начале века — ликбез был связан с ликвидацией безграмотности, а затем,  несмотря на научно-технический прогресс,  данный аспект управления знаниями не поднимался.    Но на данном этапе назрела потребность сформировать минимальное системное знание, необходимое для усвоения всеми специалистами. Его (минимального системного знания) содержание будет объединяющим для всех специалистов.  Если этого не сделать, то состыковать результаты деятельности разных специалистов и продуктов искусственного интеллекта  будет всё более трудным или вообще невозможно.

Это минимальное системно-организованное знание и является на сегодня целью нового ликбеза.  Таким образом, современная система образования призвана предоставить человеку возможность адекватно отобразить процессы и явления (в прошлом и настоящем) и обеспечить знаниями, необходимыми для жизни и предвидения будущего. Знание, относящееся к управлению конкретными процессами и объектами (например, в бизнесе, управлении и пр.), может быть организовано в контексте стоящих перед человеком целей и потребностей в развитии.

Задача формирования нового (системного, интегрального, ла­те­ра­ль­но­го) мышления является сегодня не просто важной, а приоритетной задачей для решения современной проблематики.

Как уже было отмечено ранее, качество мышления связано с интеллектом. Интеллект — это система обработки информации, идущей от внутреннего и внешнего мира, которая делает человека человеком и позволяет ему сохранять жизнеспособность и функциональность сознания. Чем выше и сложнее интеллект, тем индивидуальнее сознание.  Люди, обладающие аналитическим и синтетическим мышлением одновременно — это золотой фонд нации.  Их в общей популяции — не более 3-х процентов.  Мозг — сложнейшая нейронная сеть. участвующая в управлении мирозданием.  Но даже не понимая до конца его устройства и предназначения, сегодня, как никогда ранее, важно заниматься  продуктом его деятельности — мышлением на всех уровнях образования.  Мы обязаны готовить кадры будущего.

Отмечая важность интеллекта, который даёт возможность человеку заглянуть в будущее, а следовательно прогнозировать последствия своей деятельности, прежде, чем активно в нее включиться,  особо выделим роль личной ответственности.  Это направляющий фактор деятельности, и для того, чтобы  она не была отрицательной, она должна быть нравственной и отвечать  определенной системе надличностных ценностей.  В Указе Президента РФ от 9 ноября 2022 года № 809  выделены  традиционные ценности, лежащие в  основе национальной идентичности,  к числу которых причисляется жизнь, достоинство, права и свободы человека, патриотизм, гражданственность, служение Отечеству, а также ответственность за его судьбу.  Данные ценности могут быть положены в основу формирования новых паттернов социальной регуляции с учетом процессов самоорганизации, которые имеют и будут иметь все более важное значение в процессах развития. Уже вышеотмеченное иллюстрирует необходимость не просто реформирования системы образования в России, а построения ее модели с ориентацией на деятельностную парадигму. 

ХХІ век отмечается  новыми  попытками оценки людьми своих возможностей,  сменой элит, трансформацией понятий «лидерство» » и  «профессионализм».  Если  ранее элита имела привилегию доступа к  информации, то сегодня в эпоху информационных технологий,  это лишено смысла.  Важнейшей пре­д­по­сылкой к гармонизации отношений между государством и обществом является обеспечение свободного научно-об­ра­зо­ва­те­ль­ного дискурса и воз­можность апробации инновационных, ин­тер­ак­тив­ных, тренинговых форм и методов обучения в деятельностной парадигме.   


[1] Приказ Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и Министерства просвещения РФ от 6 мая 2019 г. N 590/219 «Об утверждении Методологии и критериев оценки качества общего образования в общеобразовательных организациях на основе практики международных исследований качества подготовки обучающихся» (с изменениями и дополнениями) 

[2]  https://izborsk-club.ru/23625

[3] https://ulus.media/article/1747

[4]  «Национальная система квалификаций России». № 3-4 2022, с. 76

[5] Мурзина Ж.В. Образование и педагогика: теория, методология, опыт : монография / Ж.В. Мурзина, Л.А. Степанова, А.В. Штыкова [и др.]. – Чебоксары: ИД «Среда», 2020. – 188 с https://phsreda.com/ru/article/75032/discussion_platform

[6] Прим.: Парадигма (от греч. paradeigma) – в философии, социологии – исходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, методов исследования, господствующих в течение определенного исторического периода в научном сообществе.

[7] https://ecm-journal.ru/material/Poisk-znanijj—-kak-osnova-upravlenija-znanijami

[8] Поиск знаний — как основа управления знаниями- https://ecm-journal.ru/material/Poisk-znanijj—-kak-osnova-upravlenija-znanijami

[9] https://ecm-journal.ru/material/Poisk-znanijj—-kak-osnova-upravlenija-znanijami

[10] Востребованность в личностном знании — ответ на вызов современной цивилизации https://www.elibrary.ru/item.asp?id=46201605

Обновлено: 14.02.2024 — 21:50
  1. Зав. КТИ - Логвиненко В.П.

    Член и эксперт по биологии и экологии Кулев Александр Вадимович -гранд-доктор педагогики, доктор философии, кандидат педагогических наук, доцент, Академик и Почётный профессор Европейской академии естественных наук высказал следующие соображения:
    Обратил внимание на следующий фрагмент текста http://infoperson.ru/kti/zasedanie-kafedry-transdistsiplinarnyh-issledovanij-mafo: «…в социологии как научном направлении Объектом социологии еще со времен О. Конта является общество («наука об обществе» (от лат. societas — общество и греч. logos — учение), а предметом социальная жизнь общества, т.е. комплекс социальных явлений, вытекающих из взаимодействия людей и общностей, их социальных связей и социальных отношений, обеспечивающий удовлетворение всех основных потребностей» И далее: «Следует обратить внимание, что, например, понятие “социальный конфликт” воспринимается и понимается в основном как общественный конфликт, т.е. конфликт общества…»
    Конфликт часто возникает как следствие субъективного ощущения несправедливости тех ограничений, которые накладываются обществом и его конкретными представителями на других членов общества, которые противятся данным ограничениям. В этой связи полагаю, что преодолению, а ещё точнее – предупреждению социальных конфликтов может способствовать формирование у членов общества правильных представлений о свободе и необходимости в повседневной жизни. Это понимание необходимо формировать через систему «социальных институтов», к которым относятся семья с реализуемым в ней домашним воспитанием, средняя и высшая школа, средства массовой информации, психологические службы различных организаций.
    Вопрос о свободе и несвободе глубоко исследован философами, многократно обсуждался политиками, журналистами, писателями. Но актуальность его по-прежнему очевидна. Иногда мои ученики высказывают мрачную идею о нашей закабалённости в этой жизни, обращая внимание на почти полное отсутствие у них личной свободы. Это печальное утверждение вновь и вновь требует как психологического, так и философского анализа.
    В философской литературе часто подчёркивается, что свободу не следует понимать как вседозволенность. Но отрицание вседозволенности подразумевает наличие внутренних и (или) внешних ограничений. А присутствие ограничений указывает на отсутствие свободы, или, по крайней мере, на то, что она (свобода) является относительной. Всегда поступать так, как хочется, невероятно трудно, а часто — невозможно. Широко известна фраза о том, что, живя в обществе, нельзя быть от него свободным, и с этим трудно не согласиться. Максимальная свобода в какой-либо «номинации», как следствие, предполагает максимальную несвободу в другой связанной с ней «номинации». Приведём только некоторые примеры такой взаимосвязи. Человек, презирающий общественные законы, не уважающий этические правила, вступающий в постоянные конфликты с носителями общественных ограничений, регулярно проявляющий неограниченное личное хамство и эгоизм, нередко оказывается без работы, без друзей и близких, а иногда – и за тюремной решёткой. Неумеренное потребление алкоголя приводит к разнообразным проблемам со здоровьем, а значит – к почти полной зависимости от врачей и лекарств. Таким образом, попытка обрести абсолютную свободу может привести человека к почти абсолютной несвободе, то есть к её полной альтернативе.
    Необходимо понимать, что индивид, стремящийся к максимальной степени свободы от всех и от всего, как правило, сам никому не нужен. И его главная свобода, увы, — умереть под забором в полном одиночестве. Все остальные пути в той или иной степени предполагают компромисс между эгоизмом и альтруизмом, между свободой и несвободой, между агрессивностью и терпимостью, между желанием доминировать и необходимостью мириться с доминированием других. Если слегка утрировать ситуацию, то следует признать, что даже на острове, где нет других людей, временно одинокий человек по имени Робинзон Крузо не может быть абсолютно свободным, т.к. там, в естественной среде, может жить попугай, который имеет морально право на то, чтобы с ним считались… «Моя личная свобода заканчивается у кончика носа моего соседа» (или, соответственно, в данном случае — у кончика клюва попугая, живущего рядом?)
    Кстати, о птичках… В последнее время степень свободы действий человека в отношении диких пернатых, а также и в отношении других животных, значительно уменьшилась. Многие биологические виды «братьев наших меньших» внесены в Красные книги Мира, России и различных её регионов. Запрещено самостоятельное изъятие гражданами представителей любых видов животных их природы, без разрешения региональных государственных природоохранных организаций. Выходят законы и подзаконные акты, в которых «защищаются права» кошек, собак, экзотических животных, содержащихся в условиях неволи. Вероятно, следует признать, что такое самоограничение свободы говорит о правильном, позитивном развитии человеческого общества, о повышении уровня нашего самосознания, о росте ответственности за последствия наших действий в отношении живой природы.
    Однако, продолжим разговор об отношениях между людьми… Без сомнения, моральный долг ограничивает свободу личности. Но в идеале наш долг перед другими – это и долг других людей перед нами. Другое дело, что эти моральные долги не всегда отдаются. Долг перед по-настоящему близкими людьми нередко удерживает нас в этой жизни, когда вдруг в связи с какими-то негативными обстоятельствами человек временно теряет ощущение смысла жизни. В этой так называемой «несвободе» часто заключается счастье единения с другими людьми. А потеряв вдруг эту «несвободу», человек часто теряет и стимул к жизни, интерес к ней.
    В этой связи нельзя не затронуть вопрос о том, что дети, якобы, ничего не должны своим родителям. Эта идея, провозглашающая свободу личности, стала весьма модной в последнее время, и, что удивительно, она поддерживается и развивается некоторыми психологами.
    «Логика» рассуждений здесь такая:
    1. Родители заводят детей для собственного удовольствия и для реализации своих амбициозных планов, а не для самих этих детей.
    2. Родители не спросили у своих будущих детей, хотят ли они быть рождёнными. Следовательно, никакого морального долга у детей перед своими родителями нет…
    И то, и другое утверждение не выдерживает разумной критики. К тому же, эти утверждения, мягко говоря, нечестны…
    Да, действительно, рождение детей родителями воспринимается как большая личная радость и как начало реализации собственных планов, а нередко – и как элемент самоутверждения (быть отцом или матерью почётно и социально значимо). Однако каждому из нас известно, что у любой медали две стороны. И эта вторая сторона – искреннее и бескорыстное желание приложить немалые усилия для того, чтобы каждый из растущих детей стал развитой личностью; здоровым, полноценным во всех отношениях человеком, способным идти по жизни своим путём и со временем приобрести относительную независимость от самих родителей, создать собственную семью. И в данной ситуации эгоизм родителей сводится к минимуму. Непонимание этого выросшими детьми возможно при проявлении ими подросткового максимализма (несмотря на зрелый возраст), при отсутствии уважения, любви к матери или отцу, а также — при наличии ярко выраженного эгоистического желания не быть благодарными своим родителям ради ощущения собственной свободы.
    И уж совсем неубедительно (в плане утверждения об отсутствии долга детей перед родителями) звучит идея о том, что родители не спросили у своих будущих детей, хотят ли они быть рождёнными. Можно подумать, что у будущих родителей была реальная возможность это сделать, но они не захотели учесть отрицательный ответ своих будущих потомков на данный вопрос. Согласитесь, очень странная претензия в адрес родителей… Кроме того, следует понимать, что в любом случае родителями подарена детям жизнь – и дороже этого подарка нет ничего. А получив ценный подарок – воспитанные и гуманные люди обычно готовы дарить в ответ, и они не считают эту традицию недопустимым и возмутительным ограничением собственной свободы…
    А ещё следует подумать о том, что, кроме подарка в виде жизни, мать и отец многие годы выполняли свои родительские обязанности и свою добрую волю в отношении детей, что выражалось в заботе, внимании, затратах времени и денег на растущих потомков, и последние безотказно принимали эти траты. Вы скажете в ответ: «Так ведь дети были малы и беспомощны, поэтому они не могли отказаться от всего этого». Безусловно, это так. Но ведь и родители в определённом возрасте становятся слабыми и беспомощными, будут нуждаться в заботе, опеке, уходе. И это — время, когда следует вернуть сыновий и дочерний долг, что в норме одновременно должно быть и доброй волей благодарных детей, сознательно идущих на некоторое ограничение собственной свободы ради близких и любимых, но уже беспомощных людей, тративших на них свои интеллектуальные, эмоциональные, физические, временнЫе, финансовые ресурсы на протяжении многих лет своей жизни… Я, конечно, не имею в виду тех матерей, которые были заслуженно лишены родительских прав, и тех отцов, которые двадцать-тридцать лет не видели собственных детей и не помогали им ни советом, ни действием, ни деньгами…
    Продолжая разговор о свободе, вероятно, следует признать, что в реальной жизни каждый из нас, если есть такая возможность, осуществляет выбор определённого сочетания свободы и несвободы (необходимости) по ряду жизненно важных для нас направлений и позиций. Причём ощущение свободы всегда сохраняет субъективный характер. Помню, как в одном из документальных фильмов (кажется, это был фильм Станислава Говорухина под названием «Так жизнь нельзя») к двум сидящим на куче мусора пожилым бомжихам подошёл корреспондент и спросил их: «Скажите, бабули, а вас кто-то когда-нибудь унижал в этой стране?» И получил неожиданный ответ: «Нет, милок, никто и никогда не унижал!» Этот пример напоминает ещё одну известную фразу: «Счастлив не тот, у кого всё есть, а тот, кому всего хватает»… Безусловно, описанная выше ситуация не должна подтолкнуть нас к выводу о том, что всем людям нужно сесть на кучи мусора и более никуда не стремиться, ни за что не бороться, ничего не менять в своей жизни. Но давайте всё-таки обратим внимание на завидную степень внутренней свободы бабушек-бомжих в приведённом примере. Понимая при этом, конечно, что образ жизни этих пожилых женщин, возможно, не сформировал у них более или менее обоснованные представления о том, чего на самом деле достоин человек современного общества.
    Реализация разнообразных возможностей личности, безусловно, тесно связана с имеющейся у неё степенью свободы. Однако, как уже отмечалось ранее, эта свобода всегда относительна. Поэтому, вероятно, правильным решением будет стремление к максимальной свободе в тех областях деятельности или в тех направлениях развития, которые наиболее важны для данной личности. При этом, как следствие данного выбора, нередко приходится принять значительную степень несвободы в других направлениях или областях. Например, выбирая науку или образование как основные сферы самореализации личности, приходится принять как данность невысокую зарплату, характерную для этих видов деятельности. И, как следствие, ограниченные возможности в приобретении многокомнатной квартиры или дорогого личного автомобиля. Становясь отцом троих дочерей, приходится отказаться от свободы, проявляющейся в еженедельном посещении футбольных матчей Санкт-Петербургского «Зенита» (в особенности — проводимых в других городах), а также — от каждодневной рыбалки. Таким образом, перед человеком почти всегда стоит выбор того или иного соотношения между свободой и необходимостью…
    Коварство ситуации заключается в том, что с возрастом или под воздействием тех или иных внешних условий жизненные приоритеты способны меняться, и через некоторое время у конкретной личности может появиться желание приобрести максимально возможную степень свободы в той области деятельности или в той сфере, которая ранее для неё не была актуальной. В некоторых случаях эта ситуация прогнозируется заранее. Однако часто бывает так, что будущее изменение жизненных целей и личностных ориентиров предугадать сложно или невозможно. И это тоже приходится принять как данность…

    Александр Кулев

    ПУТЬ К СВОБОДЕ…

    У нас свободы нет до гроба!
    Я это понял в раннем детстве!
    Мне не дает давно учеба
    Ни отдохнуть, ни оглядеться…

    А дальше – перспектива ВУЗа
    Вновь настораживает что-то:
    Учеба ляжет тяжким грузом –
    Уж «кандалы» звенят зачета…

    И мужем быть, увы, непросто!
    Ведь вместе жить – не день, не год…
    Там – трудности большого роста
    И карлики моих свобод…

    А статус жизненный «отец»
    Поработит меня безмерно!
    Он принесет, увы, конец
    Моей свободе непременно!

    Я несвободен от движенья,
    От быстрой поступи вперед;
    От слов любви, от удивленья,
    От мысли, что с собой зовет;

    От утвержденья «Будь собою»,
    Коварству лени вопреки;
    От нити, что зовут «судьбою»,
    От крепкой дружеской руки…

    Освободит меня природа
    На склоне финишного дня,
    Но будет ли тогда свобода
    Собою радовать меня?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *